Крупнейшее русскоязычное туристическое сообщество

Готовы помочь информацией о Красноярске

Ivvet
Себастьян Перрейро
Zulfiya Rizhova
Mamylechka

Моя Сибириада-2005

Автор рассказа Константин Хребтенко, опубликовано 18.03.13
Прочитали 1660, нравится 1
А я еду, а я еду за туманом,
За туманом и за запахом тайги!
(Песня)
1. На старт!
Летом 2005 года мне, как фотографу-любителю с добрячим стажем, судьба не то, чтобы улыбнулась – зашлась в счастливом хохоте! Меня отправили в командировку. В первый раз в жизни! Я чуть не плясал, когда узнал результат жеребьёвки – меня выбрали из шести претендентов!
– На – сказали, - тебе, Константин Анатольевич, немерено казённых денег в виде зелёных "бакинских", оттянись там на них, как умеешь. За половину потом отчитаешься, а из другой хоть самолётики бумажные делай.
На мои сомнения про дармовой сыр и мышеловку ответили:
– Да не-е-ет… Что ты, что ты!.. Конечно не даром! За фарт и везуху сейчас надо расплачиваться жёстко!.. По приезде тиснешь в корпоративную газетку статейку о поездке, да фотовыставку про тайгу народу организуешь.
Ха!.. Я так "напугался"!.. Всю жизнь этим занимаюсь – фотографированием и сочинительством!
В общем, свезло мне по-полной! Но главное даже не сама командировка и халявные деньги к ней. Главное – куда меня собрались отправить. Туда народ просто так не ходит, учёных и тех пускают по счету и только два-три раза в году. Снарядили меня в природоохранную экспедицию по заповедникам Красноярского края. Для скромного металлурга везение просто запредельное!
Ехал до пункта назначения (г. Абакан) не в одиночку. Такой же счастливчик обнаружился и в Сервисном центре нашей компании, размещенном на заводе, где я работаю. Покрас Андрей. Спокойный, уравновешенный и доброжелательный парень. (Фото 1)
Познакомились, собрались обсудить предстоящую поездку. Обсудили в рабочем порядке, а затем, в секторе "вольные темы", я формулирую вопрос: сало есть? Это в расчёте на то, что не придется покупать у чужих людей, если уже имеется домашнее. Парубок, хоть и сельский по месту жительства, оказался не настолько подготовленным к исполнению роли классического хохла на выезде. Сала дома не имел. Пришлось, дабы соответствовать, сало таки покупать. Но конечно самое наилучшее. Я-то поездил по жизни, а Андрюха недоумевал – что за суета с соответствием чему-то там? Взял труд вразумить парня, что едучи из Украины в заграничье, необходимо соответствовать имиджу щирого украинца. Причём даже если ты этого не собираешься делать, за тебя это начнут делать аборигены на месте прибытия. И, поверь мне, друг, лучше заняться созданием образа самим. А то они без нашего участия такого нагородят! (Фото 2)
– Кстати, по теме разговора: не вздумай обижаться там на сибиряков, когда они по узнавании нашего места жительства прилепят нам прозвище "хохлы". Это просто застарелый юмор будет такой, не более. Классика, так сказать. Не забудь вежливо посмеяться "оригинальности" этой шутки. – Говорил я соратнику. – И никто там не будет вникать, что я, например, и украинского языка не знаю (на юге Украины говорят на суржике из русского и украинского языков), и родился я в Казахстане, и жил там до 17 лет… Хохлы и баста! Шутка. Барбамбея. Кергуду. Со всем уважением, которое непременно нам будет оказано, если сами не накосячим и не скозлим где-то ненароком в коллективе таких же парней-работяг с прочих заводов компании.
Парней-работяг в экспедиции оказалось 14 человек вместе с нами. Только вполне себе приятный факт, что хоть один из них оказался… девушкой. Впрочем, Олечка свою космическую фамилию и задорный характер "своего парня" для участия в псевдотаёжном коллективе вполне оправдывала. Сама росточком маленькая, однако, спортсменка, парашютистка, юмористка и просто душевнейший человечек – тёплое сердечко нашей компании. (Фото 3)
Ну, да ладно. О самой экспедиции и участниках позже.
Тронулись. Путь нам оформили "слегка" окольный. Ночь езды автобусом в Киев, там самолётом до Москвы, затем снова самолёт до Красноярска и опять автобус до пункта сбора в Абакане (день езды). Ночной многочасовой автобус плющил нас попутчиками. Ими оказалась бригада матерых мужиков, едущих по договору куда-то на шабашку. Загодя по вольности от жен, мужики хорошенько накатили и, сидя за нашими спинами, всю дорогу воняли на нас жутчайшим перегаром. К тому же алкоголь еще бередил их маетные души, поэтому сидячая деятельность у братков была весьма бурная – они всё время в голос трындели меж собой, кому-то звонили мобилами, шуршали пакетами, задавали вопросы окружающим "сонным рыбам" пассажирам. Причем исключительно вежливо. Не пошлешь – отвечаешь. Часам только к 3-4 ночи всё утихло – братков сморило в сон. Остался только один фактор беспокойства у нас на предстоящий путь – газовая атака и храп. Высочайший уровень сивушного выхлопа и ревуще-булькающего звука мужики поддерживали даже в отключке.
Доехали. Перекусили на вокзале. Далее – аэропорт. Из Киева еще не летал, поэтому удивился: какой кишкомотный путь там из города до аэропорта Борисполь. Больше часа езды по прямейшему скоростному многополосному шоссе! Подъехали туда на автобусе-гармошке с надписью "аэропорт". Оказалось служебный, пассажиров возить не должен, только отоспавшиеся в городе экипажи самолётов. Девочки-стюардессы проявляли к провинциалам улыбчивый интерес: "А вы потом не с нами в Анталию из Борисполя полетите? " М-м-м-дя-я-я-я…Кто же был бы против? В Турцию! На курорт! С девочками!.. Ответ по известному фильму напросился сам: "Нет, уж лучше вы к нам… в Сибирь! " Все разочарованно поржали. (Фото 4)
Москва. Тут муравейник побольше, все "муравьи" понервознее, правила жизни пожёстче. Намерили мне перевес багажа и выкрутили руки доплатой. Родные, кровные командировочные панически запищали из кармана, но отдались-таки в казённые руки аэропортовских мытарей.
Летим. Андрюха парень молодой, мир не видел, в первый раз летал самолётами. По-братски уступал ему места возле иллюминаторов – пусть хапанёт восторга высоты! (Фото 5)
2. Привет, Сибирь!
Красноярск. Автобус на Абакан. Блин, снова 8 часов езды в скрюченном сидячем виде. Что-то потихоньку дорога начинает плющить – вторые сутки в пути. Единственная радость, свойственная моей натуре – общение с интересными, умными людьми. В попутчиках была пожилая пара. По-моему тувинцы или татары. С главой семьи очень плодотворно обсудили историю разных народов, проживавших на нынешних просторах Тибета, Востока, Сибири, России, Украины. Что-то сам рассказал, что-то новое узнал. Было познавательно и дорога заметно "укоротилась". Особенно смешными показались нам попытки самостийных историков разделённого на княжества уже 14 лет как Советского Союза придать своим народам и народцам весомость и историческую глубину. Наши (некоторые украинские), например, договорились до того, что и Иисус Христос у них оказался… хохлом! И сами украинцы определились в отдельную нацию не 15 лет назад, и не 200, а тысячи 2-2, 5 лет тому! О как!.. Несёт же некоторых!.. (Фото 6)
Абакан. Первые шаги. Они оказались по улице… Тараса Шевченко! … (?)... Где тот Абаканский Тарас и где его нэнька Украина?! Тыщи вёрст меж ними! Но нам приятно. Вроде как Отчизна за нами и в Сибири прислеживает. Не совсем поняли, правда, хорошо ли это.
Несколько часов искали предписанную нам гостиницу. Даже номера дома такого не нашли. Оказалось бронь была, но название этого отеля давно сменилось, а номер дома у него на пару десятков меньше. По указанному же в наших командировочных бумагах адресу размещалась… городская управа Мвд. Смеялись с товарищем: не найдём свою гостиницу, будем вселяться к ментам в кабинеты.
Вечер. Разместились. Перекусили. Завтра утром сбор. Но! Надо же и себя показать, и Абакан посмотреть. Отель в центре, далеко ходить не пришлось. Проминаемся по улицам и скверам. Решили через время, что достаточно променада и пора испить (хотя бы для сравнения) местного пива. Однако за пару суток взаимного (и только!) Общения в дороге, дозрели до мысли пообщаться и с местным контингентом. Так как мы с Андрюхой оба ярко выраженные гетеросексуалы, пытаться завести уличное знакомство на один вечер с персонажами нашего же пола мы не рискнули. Присмотрели трёх представительниц, явно убивающих вечер подобным нашему бездельем. Сентенцию для подката я что-то "родил" совсем уж чудную и неординарную. На полном серьёзе начал узнавать у девонек координаты местного общества слепых. Девоньки, видя мою серьезную мину и озабоченный вид Андрюхи, истово пытались помочь заезжим дядям, но адреса не знали. Когда же, наконец, созрели-таки спросить, какая такая важная надобность заставила уважаемых аксакалов искать общество слепых в 21 час местного времени, ведущий пикапер (ваш покорный автор сего) выдал на-гора сентенцию о том, что готов пожертвовать любому местному незрячему собственные глаза, дабы тот в лице повстречавшихся милых дам тоже смог увидеть такие же великолепие и красоту, какие посчастливилось наблюдать здесь паре заезжих металлургов.
– Оригина-а-ально!.. – Протянули в онемении девоньки, когда открылась правда всех наших словес и географических изысканий. – Так причудливо нас еще ни разу не клеили!
– Разве?.. А у вас не так тут всё происходит? У нас же в Украине исключительно так и не иначе…
Ну, дальше по тексту. В общем попивасили отменно. Свободные и восхищенные уши на весь вечер были обеспечены. А на большее мы не рассчитывали. Утром рано вставать. Командировка всё же, не Лас-Вегас.
3. Началось!
Утро. Подтянулись к месту сбора. Отметили командировки. Наскоро познакомились с соратниками по грядущей экспедиции. (Фото 7) Моментально заполучили чрезвычайно оригинальное "О! Хохлы приехали! " И, утрамбовавшись в шустрый Пазик, (фото 8) отъехали по месту назначения к заповедным озёрам Хакасии – Итколь, Шира, Белё. (Фото 9) Три дня там прошли, как надо! Перезнакомились все со всеми уже задушевнее, под взрослые напитки и "импортную" закуску к ним. Сало и фрукты везли не зря. А вот горилку и перцовку всё же напрасно. Как оказалось, именно та перцовка, что была у нас, здесь тоже имелась в свободной продаже. Налаженный импорт не дал в полной мере соответствовать имиджу братьев-хохлов – шаровары, оселедец, сало и перцовка. Но в целом "вписались" мы с Андрюхой, как свои. Всё же народ-то подобрался "родственный" – трудяги с заводов, как мы. (Фото 10)
Встречающая сторона. Это природоохранники с окрестных заповедников, съехавшиеся в рамках совместного с нашей компанией мероприятия на свой междусобойчик для обмена профессиональным опытом. (Фото 11) Мы им в этом деле, конечно, как сплошные туристы в печень и зубная боль в голову. Как "ушатывать" и "окучивать" это сборище дилетантов, навязанных им спонсором (компанией, что нас всех прислала) для, якобы помощи в отлове браконьеров? Не растерять бы этот сброд по тайге – и то подвиг! Больша-а-ая забота!
Но егеря тоже оказались в большей степени на отдыхе от своих ежедневных обязанностей – симпозиум же! Не дрова колоть! И не под браконьерские пули лезть – так, экскурсы влёгкую по местной тайге (неглубоко и ненадолго), да лицезрение красот озёр Хакасии и горной тайги Саяно-Шушенского биосферного заповедника. (Фото 12)
Вообще, хочется отвлечься на серьезную тему. Как раз об этих парнях – егерях-природоохранниках. Люди среди них были, разумеется, тоже не с одного конвейера собранные. И причины служить за мизерные зарплаты в реально опасных местах, да к тому же под совсем не пластилиновыми пулями браконьеров у всех разные. Как сказал один из них – Миша Белый, раздольно, по-казацки поющий парень: "У каждого свои тараканы в голове, почему он тут". (Фото 13)
Но что разительно отличало их всех от нас, чаще горожан, детей урбанизации? Некая несуетность, спокойствие и самоуважение в глазах каждого, независимо от характера и возраста. (Фото 14) И еще главное: очень тонко распознаваемые на отдыхе крепость духа и мера достоинства этих по сути суровых парней, образ жизни которых сродни фронтовым разведчикам, где ни о крысятничестве, ни о дружбе новое не придумывают. Если ты друг – с тобой идут и за стол, и на браконьера. Если ты крыса – тебя просто… нет среди них. (Фото 15) А дальше всё, как у всех, всё узнаваемо среди братьев славян: гулять, так гулять, работать, так работать. Так мы и общались с ними – и попили, и поели, и в горы сходили, и дело сделали. Нормально вроде "вписались". Почти сдружились даже. Однако с ясным представлением о главном: с егерями на браконьеров нам не пойти. Не возьмут. Кто ж туристов на серьезное дело допустит? Мы и не ломились, куда не звали. Без обид. Не глупые же люди тоже собрались.
Зато индивидуально пообщавшись с этими парнями, я остался просто в восторге от каждого. Такие разные все, но вполне единые в деле и на отдыхе. Про совместные серьёзные дела в свете вышесказанного мне примеров не привести. Но за девять дней общения вполне нашлись множественные темы сближения нашей разношёрстной металлургической группы с парнями в камуфляже. Но об этом позже.
На озёрах мы жили в домиках и собирались за общим столом только по вечерам. Остальное время ездили с егерями гоняться за рыбными браконьерами. Коих, впрочем, таки ловили и сети их показательно палили бензиновым костром. (Фото 16)
Попутно теснее сближались и друг с другом. Всё же понаехали мы с совершенно разных сторон: с городов Сибири и Урала – Красноярска, Братска, Ачинска, Саяногорска, Новокузнецка, а также из Санкт-Петербурга и пара хохлов с Николаева. (Фото 17)
На третий вечер, изрядно уже перезнакомившись, созрели даже до совместной бани. Благо их предлагалось в окрестностях на выбор. Скинулись, договорились с водителем Пазика нашим, чтобы отвёз-забрал нас и вперёд – к пару и веникам! Наибольшим составом группы. В наименьшем остатке против своего желания не отрываться от хорошего коллектива, чуть было не осталась наша Олечка – единственная девочка в компании. И впрямь, ситуация для неё оказалась патовая: будь хоть еще одна девочка в группе, мы спокойно докупили бы им еще пару часов и она тоже смогла бы посетить баню. А так желание её подвисало. Смысл – славянскому человеку пыхтеть в парилке в одиночку! По лицу Олечки вовсю гуляли стада душевных мук. И в баню хочется, и в коллектив тоже, а как это осуществить и остаться в приличиях – непонятно. Парни вроде все нормальные, не маньяки, не бандиты, но знакомы всего третий день. Стрёмно, однако.
Посмотрели мы на её терзания, да и выдали такую сентенцию: "Олечка, вот глянь на каждого из этих уважаемых аксакалов попристальнее. И разгляди в них следующее: нешто хоть один из них посмеет плохо о тебе подумать только из факта совместного посещения бани? Или кто-то из нас, хоть помыслами своими способен представить непотребные действия в отношении тебя? Хочешь с нами? Вперёд! Боишься? Не ходи, решать тебе".
Вечер. Картина маслом: парилка, веники, ряды голых разнокалиберных мужиков на полатях, хохот, байки… и полноценный участник всего этого великолепия – голенькая, маленькая, как мышка-веселушка, Олечка! Тёплое сердечко нашей горячей компании. Как же без неё-то? И быть не могло! Будет Ольке, чем хвастануть перед подругами – как парилась одна с десятком мужиков и без деструктивных последствий для себя. (Фото 18)
Для недругов и скабрезников напишу отдельно: мероприятие прошло великолепно и во всех мыслимых приличиях. Было просто хорошо, чисто и весело. А Ольку у нас после бани зауважали совсем без меры! И полюбили, как родную не только за юмор и достижения в спорте, но и за наглядно доказанную смелость и здоровый коллективизм!
Назавтра егеря свезли нас на одну ночёвку и день на какой-то лесничий кордон над Саяно-Шушенской Гэс. Вроде уже в тайге, но в целом от цивилизации недалече и сам кордон какой-то гламурный. Домики, как с картинки – брёвнышко к брёвнышку и чуть ли не лакированные. (Фото 19 - а, б, в) Оказалось кордон в большей степени предназначен для приёма высочайших особ спонсорского или ревизионного типа, желающих предстать пред городским плебсом суровыми сибиряками-таёжниками, а не канцелярскими крысами. Мол, я в тайге на кордоне неделю жил и ничего! Гугл им в помощь. А мы в этой экспедиции посетили настоящие дальние егерские кордоны. Две большие разницы, как говорят во всемирно известной Одессе. (Фото 20)
Чем же мы там занимались, на этом лубочном кордоне? Да всё в том же ключе, что наладился уже из прежнего общения – отдыхом пополам с туризмом. Вечеряли водкой и пельменным ужином. За второе отдельно благодарили еще одну девушку (ура!) – Миловидную Олечку повариху. Её мы подобрали в Шушенском. На радость всем, особенно первой Оле, той, что спортсменка и юмористка. Теперь на всю оставшуюся неделю экспедиции Оля-поварёшка будет кормить нас трижды в день полноценными вкуснейшими обедами. Шикар-р-рно!
А пока Оля-2… извинилась за пельмени. Типа, за что же ей спасибо-то все говорят – сварить готовые, невелика заслуга?! Любители поесть при таком её заявлении пустили жадную слюну, предвкушая недельный праздник живота. И не обманулись в ожиданиях. Олечка в кулинарном искусстве оказалась на высоте и закормила нас великолепными борщами и гуляшами.
Другие эпизоды нашего вечернего ничегонеделания на этом кордоне представляли собой следующее. Съездили вниз к воде, где я отснял восхитительную картину ночной Гэс. Освещённая тёплым оранжевым светом "дармовой" электроэнергии (шутка дня: откуда у них столько, не иначе воруют!), Плотина выглядела грандиозной субстанцией, подвешенной вместе со своим близнецом-отражением в чёрном космосе сибирской ночи! Не хотелось уходить, как красиво! (Фото 21)
Другим эпизодом было появление в таёжной глуши некоей непонятной особы кабачного типа за столом вечеряющих водочкой водителей экспедиции. Оказалось это они и мотанулись к побережью и привезли наверх в тайгу эту зажигательную деваху. По выработанной привычке общения с пьяными мужчинами, она полагала, что своим появлением осияла эту берлогу, полную халявной еды, выпивки и "голодными" мужиками. Подумала, что народ просто обязан теперь вращаться всю ночь вокруг её непотребного величества. Однако мы к этому времени уже с час, как почивали рядком в спальниках на полу гламурной бани (нетопленой – просто спальня для нас).
Мне понравилось, как отреагировал на пьяный ночной галдёж в целом и на явление путаны к спящим туристам в частности Женя Гейн, походник-восходитель со стажем и просто душевнейший человек из Ачинска. Подняв сонную голову на пританцовывающую посередь помещения "диву" ("А чё вы тут спите? Я уже здесь, поднимайтесь водку пить! "), Евгений выдал краткое и максимально объёмное по смыслу: "Пошла на х… отсюда, шалава! " Деваху выдуло из помещения, как моль сквозняком. Если бы я твёрдо решил внаглую разбудить полную горницу матёрых, но сонных туристов своим трубным смехом, то непременно сделал бы это во весь голос. Но вмешалось воспитание, будь оно неладно. Поэтому я позволил себе только тихо давиться "рыданиями" мордой в рюкзак-подушку, тщетно пытаясь совладать со своей ржачной истерикой. Краем уха слышал, что не один я заценил Женькин спич. Кому-то из наших сейчас так же фигово – ржёт чуть не при смерти себе в рюкзак.
Поутру, согласно программе пребывания, ломанулись всем кагалом на гору Борус (2318м). (Фото 22) Те, кто поспортсменистее, ускакали скорее. Кто не столь спортивен, да ещё гружён несколькими килограммами собственной фотоаппаратуры, плёлся в хвосте цепочки восходителей. Однако самое смешное являли собой те, кто полночи упражнялся водочкой. Нюнить парни себе не позволили, но сдыхали на детской, по сути, трассе весьма по-взрослому. Правда, к чести гильдии металлургов, держались они стойко и до точки дошли. Только на каждом привале тяжко изрекали: "Да-а-а… Надо завязывать бухать! "
Наверху задержался дольше других – поснимал восхитительные виды тайги со штатива-треноги и пошёл обратно. (Фото 23) Сопровождать одинокого таёжного ходуна остался парень из егерей, который восхитил меня скромностью и безмерным количеством информации в голове на тему орнитологии и местной флоры. Для любой щебечущей в хвое пичуги Миша Бондарь в секунды выдавал три наименования – научное на латыни, русское народное и местное наречное. То же самое с деревьями, кустами и травами. Тут еще и медицинские показания на каждый корешок, лепесток и былинку озвучивал – что и как принимать при поносе и чем лечить зубную боль и какую-нибудь золотуху. Я был потрясён! Молодой же парень! А знаний, что у шамана с вековым стажем. А всё от неподдельной любви к своему краю и своему делу! Так-то… (фото 24)
4. Таежные морские барсики!
Вторая часть нашей экспедиции – водная. После краткого посещения в Шушенском (да, да, оно самое – село, прославившееся некогда своим главным ссыльнопоселенцем) офиса самих егерей (музей у них там потрясный!), Шустрый Пазик вывез нас от подножия грандиозной плотины Гэс на её верхнюю отметку. Левый берег водохранилища (по течению Енисея) и оказался Саяно-Шушенским биосферным заповедником. Крутые долины и хребты, площадью 3904 кв. Км, полные реликтовой тайги и дикой живности. (Фото 25)
Разместились на двух теплоходиках. Егеря на одном, туристы на другом. Погрузили рюкзаки, спальники, еду, водку и повариху Олю и тронулись вверх по течению Енисея, которое, впрочем, ввиду большой глубины водоёма, отсутствовало. (Фото 26 -а, б) Общим направлением из Красноярского края в Тувинский.
Первым делом хочу выразить респект и уважуху опытнейшему туристу-походнику Жене Гейну за его бесценное предложение. (Фото 27 -а, б) Смысл его в следующем:
– Мужики, – сказал он, – ящик-два водки для полутора десятка уважаемых металлургов, да на девять дней путешествия по местам, откуда до ближайшего магазина расстояние измеряется в сутках… Не кажется ли вам, джентельмены, что водки элементарно не хватит? Опять же, если заготовить полезную влагу в необходиом количестве, катер понадобится третий. Его нет. Так вот какое предложение, коллеги: а не спрячет ли наша Олечка имеющуюся водку к себе куда-нибудь в рундук до самого конца путешествия? А по возвращении с плавания забацаем полноценный большой той за успех проведённого мероприятия". Народ практически без возражений согласился. А то ведь после первых дней трёх из девяти определённо обнаружились бы один-два персонажа, которые не смогли бы вспомнить посередь тайги, куда его везут, почему он плывёт, сколько отмахал, где находится и кто эти люди рядом?.. Да еще, не приведи господи, запаникует: замуровали, демоны!.. Тайга кругом!.. На Колыму этапируют?.. Что же я опять такого по пьяне начудил?.. Не помню ни рожна! А-а-а!.. Гори оно всё: "Па-а-а ту-ундре!.. Па-а-а железной доро-о-о-оге! "…
Спрятали! З-з-замечательное решение! Евгений, спасибо, что сохранил нас при памяти в этой красоте. А красотища по берегам открылась неописуемая! Неспешный ход нашего кораблика позволил посмаковать взглядом окрестные сопки, покрытые сплошной тайгой. (Фото 28 -а, б, в) Июль. Тайга в полном буйстве! Мачтовые сосны и ёлки тянутся к небу, как по линейке очерченными стволами. Их хвоя ковром кроет хребты и распадки. У-у-умиротворе-е-ение-е-е-е… Тишина-а-а-а… И благоволение в воздусях!.. (Фото 29 -а, б, в)
Водные переходы от кордона до кордона были многочасовыми. Поэтому занятия путешественников плавно перетекали из одного в другое. Был период анекдотов. Поржали. Естественное его продолжение – реальные истории, происходившие с рассказчиками или их друзьями. Отдельным списком без остатка "кушались" истории егерей. Почти ни с кем из нас такие приключения произойти никогда не могли. Разве что с некоторыми, кто ходит в тайгу и горы в рамках туристических походов. Таких перцев среди нас тоже немало, но наши истории всё одно отличны от егерских. У нас туризм, у них служба. У нас любование красотами, у них отслеживание браконьеров. И так далее – отличий много. Но люди всё одно собрались доброжелательные, спокойные, весёлые и интересные. Так что время шло полезно и увлекательно.
Вот я, например, сразу "нащупал" пару таких же, как сам фанатеющих фотографов. Одного среди туристов (Слава Снегирёв), другого среди егерей (Серёга Чумаков). (Фото 30 -а, б) Первый даже пару лет работал штатным фотографом на своём предприятии. Человек в фотоделе пытливый, экспериментатор. Видел позже его фотоработы. Весьма интересны!
Чумаков же, как раз максимально традиционный фотограф – только "живая" съёмка, только печать с кадра, никакого вмешательства в снимок после нажатия кнопки "спуск". А и то – спрашивается: чего же ему экспериментировать, когда снимает недостижимые для простых смертных пейзажи и натуралистические сюжеты с дикими животными? Сумей не испортить, что есть, это называется! Серёга и не портит. Потрясающие у него фотографии! Снимает-то не галопом, как мы. Волен и переждать, и подождать, когда сюжет сам выставится, краски и свет сами волшебно лягут на природное великолепие. Он хвастался мне, что до 80-ти его фоторабот своего края представлены в списках всемирного наследия Юнеско. Я видел. Заслуженно! Весьма! Уважаю. (Фото 31)
Но этот Серёгин авторитет никак не помешал мне жесточайше сцепиться с ним на тему компьютерной графики и вообще вмешательства в снимок после самой съёмки. Не мог понять его жуткое неприятие фотошопа, как уникального инструмента в редактировании изображения, пока не услышал, с чего оно у него началось. А началось… с жульничества! Первую работу с использованием фотошопа Серёга увидел такую: тайга, река, в реке кто-то типа оленя, а рядом другой олень… вставленный туда фотошопом каким-то умельцем, с кем Серый снимал одинокое животное, стоя рядом фотокамера к фотокамере. Только тогда я сумел выстроить свою аргументацию и тактику доказательства полезности и уникальности фотошопа. А тактика простая оказалась: доказал коллеге, что фотошоп лишь инструмент. А в чьи руки попадает – в дурные или гениальные, – дело конкретного "несчастного случая". И если фоторабота открыто являет собой жанр коллажа (совмещение нескольких фотоизображений в один осмысленный сюжет), то результат такого творчества в категорию жульничества никак не подпадает. На инструмент не обижаются. Им творят. И тут же выложил ему явные тому примеры из своего фотоархива. Благо прихватил в поездку, как раз для похвастать. Было приятно наблюдать, как Серёга отмяк, потеплел от увиденного. И после долгого и внимательного изучения разложенного перед ним творчества приезжего компографика, изрёк: "Мне вот это нравится. И вот это. И ещё это…" Я летал! Убедил-таки неистового фотонатуралиста! (Фото 32 -а, б, в)
А через год с оказией переслал Чумакову его же портрет, исполненный мной в камне прямо на нагромождении таежных скал. Фотошоп. Великий и Ужасный. Плюс немножко божьего дара у скромного автора… Обратно мне привезли большую Серёгину благодарность. Было приятно в очередной раз. Нать, убедил коллегу навсегда – компографика не зло! Она суть есть разновидность изобразительного искусства. (Фото 33)
Плывём дальше. Погода. С погодой нам подфартило на всю поездку. Солнце! Ясно. А для красивых снимков иногда собираются живописнейшие кучерявистые облака и тучки. Но без затяжных дождей. То, что надо! (Фото 34 -а, б, в)
Расскажу об одном уникальном природном явлении, которое я наблюдал только раз в жизни и только в этой поездке. Небо. Синейшее, глубокое, ясное. Солнце… И вдруг по палубе начинают шлёпать крупные капли воды. Чаще… Чаще… Дождь! Задираю очи к небу – от горизонта до горизонта ни полтучки, ни облачка. Просто потрясающе! Никогда такого не видел. Прятаться пришлось – ливень!!! Проплыли метров сто – нет ливня. А небо по-прежнему сплошной ультрамарин! Хотите, верьте, хотите, нет. Сам видел!..
Кордоны. Их было пять или шесть за несколько дней пути. Это прибрежные полноценные сборные дома-зимники с хозяйством. Но живут в них по контракту. Чаще это семья взрослых умудрённых жизнью людей. Живут полгода. Затем их меняют следующие жильцы. В обязанности входят интуитивно понятные вещи: с кордонов стартуют егерские экспедиции по вылову браконьеров из глубин заповедника. На них же возвращаются из многодневных походов. Смотрители кордона обязаны егерей принять, накормить, обогреть в бане. Видимо есть связь с базой и другими кордонами. Все кордоны расположены в пределах дневного перехода по водному пути водоёма. Есть еще пара кордонов в глубине заповедника. Там вахта год. Доставка смотрителей и припасов вертолётом. (Фото 35 -а, б)
Нам, как гостям, на кордонах обязательно топили баню. Это шикар-р-рно! Настоящая сибирская баня! Что тут рассказывать? Кто не любитель париться, не поймёт. Кто любитель… а толку рассказывать! Это как спеть мелодию буквами – баню надо принимать, а не читать про неё.
На одном из кордонов семья жила видимо домовитая и трудолюбивая. Всё у них в хозяйстве было как-то празднично и аккуратно. А еще была главная диковина – пара небольших лосят! Мамка их пропала (браконьеры?), А лосята прибились к добрым рукам. Наши набежники-туристы оголтело ринулись тискать бедных животных, фотографируясь с ними, как курортники с обезьянками. (Фото 36 -а, б, в) Я по доброте душевной как-то сразу от этого непотребства отстранился, видя какие неприятности эти дети мегаполисов доставляют бедными телятам (в холке лосята не доставали до груди человека). Поэтому сфотал я этих великолепных красавцев тогда, когда те вырвались-таки из цепких лап страшных любителей животных. Ракурс брал без построек на заднем плане, поэтому фоты вышли поближе к естественным для обитания лосей. Это удача, иметь такую редкую съемку и хвастаться потом ею в городе! (Фото 37 -а, б, в)
Плывём далее. Игорь Калмыков, главный встречающей стороны, командир оперативного отряда природоохранников "Ирбис" (снежный барс), как-то поднял глаза на прибрежные высоты с уже поредевшей слегка тайгой (приближались к степной зоне Тувы) и изрёк: "Сейчас начинаются места массового обитания козерогов". (Фото 38) Я переспросил – козерогов?.. Думал – ослышался. Был во мнении, что это всего лишь название созвездия, выдуманное человечеством на потребу составителей гороскопов. Ан нет – порода горных козлов, типа туров, с витыми мощнецкими рогами, каучуковой цепкостью мягких копыт и потрясающим вестибулярным аппаратом, позволяющим передвигаться по – ей бо! – Вертикальным скалам что вверх, что вниз равноценно. Просто невообразимо! Но факт. Сам видел. Жаль только оптикой посолиднее тогда ещё не обладал. Осторожные они, близко не подпускали, сразу ретировались на высоту. Поэтому на снимках вышли мелковаты размером. Зато лучше видна их вертикаль обитания. (Фото 39 -а, б)
Ещё нам сообщили, что у егерей радость. Уже зафиксировано несколько косвенных и явных встреч в этом заповеднике с семейством снежных барсов. Эта великолепная по красоте хищная кошка с серебристым мехом является исчезающим видом, давно внесенным в Красную книгу. Благодаря кому сами знаете – нам, людям. Хотя скорее нелюдям! Никогда не понимал охотников-спортсменов! Какой им прок увидеть красавца барса, или медведя, или ещё кого угодно… и тут же убить его себе на забаву? Не пропитания для (это я как раз пойму), а так, чтобы вместо вешалки в прихожей рога повесить и шкуру под камин пристроить. Им что, вешалку не с чего сделать или ковёр нормальный не на что купить? Если ты стрелок-спортсмен, иди, стреляй по тарелочкам! Будешь международно признанным снайпером-авторитетом. Тебе медальку дадут. Ближние за тебя порадуются, народ чествовать будет прижизненно – весь комплект тщеславия в наборе твой! Нет – охота! По живности бить для своего самоуспокоения и амбиций крутька! Нет, я не понимаю! И всё тут!..
Так вот. Снежный барс хищник, суперосторожное животное. Посему у егерей нет… ни одного снимка "своего" семейства этих диких кошек. Даже у Чумакова! А этот парень исхитрялся зимой часов по пять в засаде сидеть с фотокамерой. И к куропаткам каким-то на метр к гнезду-кладке приближался. Часа два крался, но снял-таки пеструху прямо на яйцах чуть не с вытянутой руки!
А тут эти парни просят нас (!) При удаче сфотографировать их достояние. Видел бы кто, во что превратилась наша разношёрстная компания, когда Калмыков указал нам на очередные окрестности, как на места возможного обитания ирбисов. Это была стая хищников с горящими глазами, вооружённая всеми видами линз и рыскающая возбуждёнными взглядами по прибрежным склонам в поисках неуловимого объекта съёмки. Куда только смылась вся цивилизованность с этих благородных лиц? И что такое воспитание, грамота и города надо было спрашивать уже совсем не у этого племени первобытных охотников. Какие анекдоты?! Тишина! Люди заняты серьезным делом – зырят! В засаде…
Барса мы не сняли. То ли не попался нам, то ли охотники мы хреновые. Единственными людьми среди нас, не поддавшимся лихорадке фотоохоты, остались наши Олечки. Но они нас видели. И видели это горение в глазах и азарт охотников в жилах… городских пижонов. Кончилось всё тем, что Олечка-юмористка "заклеймила" нашу братву оптом и в розницу тонким и ироничным прозвищем. Стали мы все у неё… барсиками!.. Мы смущались. Но Олечке прощалось всё! Швой парень, есть швой парень!
Последний кордон был уже в почти безлесной местности. Так, рощица-две в обозримом пространстве. Да сам кордон покрыт кучкой деревьев, плюс ручей, на котором он стоит. Это всё из красот. Ибо сам кордон выглядел жалко. Хозяйство какое-то раздерибаненное, неухоженное, везде след уныния, в дощатом клозете нет дверей. То есть вообще! Хочешь, делай свои приватные дела на виду, не хочешь – ищи лес. Калмыков сразу нас всех предупредил: "Мужики, вы если бухать захотите, пейте. Но как-нибудь не на виду у этих кордонных. Сдаётся нам, что приняли мы ненароком на службу каких-то бомжей-алкашей. И куда смотрели? Так что хозяину, прошу, не предлагайте. А сунется сам, гоните его на хер от себя. Приехали-уехали. Не его забота". Мы и не предлагали. Игорь трепаться не станет – как сказал, так и есть. Попарились в бане. Переночевали. И поплыли дальше.
Думали, кордоны кончились. Оказалось, есть еще самый последний. Он уже собран, но не достроен. Окон нет, печей нет – коробки под крышами и только. Как бы палатки, но из дерева и в полный рост небольшой хаты. Но и этот кордон оказался обитаем. (Фото 40) К причаливающим пароходам высыпало всё семейство: хозяин – приятного вида мужчина средних лет и мягкой скромной речью; его жена – стройная симпатичная длинноволосая блондинка и стайка детишек – три пацана лет 6-12. (Фото 41)
Оказывается это не вахтовики-смотрители, а персонально Андрей, договорившийся с природоохранниками пожить в их долгострое в этом летнем сезоне. Да ешё и семью прихватил "на Ривьеру". Удивительнее всего, что жена – абсолютно городская из себя! – На эту авантюру мужа согласилась. Ибо в городе у них еще остался… годовалый ребёнок! Такова любовь и жертвенность у русских женщин. А также непревзойдённое искусство убалтывания у их мужей!..
А дело всё в том, что Андрей… четвёртый в этой экспедиции фотограф! И тоже любитель. Но какой! Он рассказывал о себе, что работал директором какого-то серьёзного предприятия. А затем… бросил это всё на фиг и уволился. На отступные и накопленные средства накупил в Москве дорогущей фотоаппаратуры профессионального класса. И начал путешествовать в разные уголки края, посезонно живя в одиночку в безлюдных местах и занимаясь фотосъемкой красот природы.
Я к собрату и его жизни отнёсся благоговейно. Вот это увлечённость! Он весь в грандиозных планах провести новые сезоны на Алтае, перезимовать где-то в Сибири… И всё это только ради уникальной возможности снять какое-нибудь редкое, никем ещё не увиденное природное великолепие. Потрясающе! Спрашиваю: а чем же теперь он зарабатывает на жизнь? Ведь семья, детей немало. Оказалось любимым делом. Он загодя наладил долговременные коммерческие отношения с несколькими природоведческими и фотожурналами и те платят ему вполне приличные гонорары за уникальные слайды о природе. Ему как бы хватает и на жизнь, и на обновление парка фототехники, и на сами поездки с автономным проживанием, где бы то ни было – в тайге, в горах и других местах. Уникальный человек! Ей богу, только в тайге таких и встретишь. Тайга, она на вшивость людей враз проверяет и абы кого к себе не приживает. Андрей прижился. Удачи ему! Он просто молодец!
А я просто… лох! Заявляю это ответственно и при памяти. Общаясь с редчайшим (!) Человеком, я так зашёлся в разговорах на любимые темы фотоискусства, что даже… не спросил его фамилию! Сотни совершенно неинтересных мне людей есть у меня на жизненном пути и в каких-то записях. А этого парня потерял из общения, едва нашёл. Как не было встречи! И в интернете не найдёшь теперь. Мало ли Андреев фотографов из Сибири у нас имеется? Двойной лох – еще и сфотать его себе на память забыл – и по портрету не найти. А могли бы плодотворно общаться и далее. Представляю, какой архив природы у него в фотоальбомах!
Это был окончательно последний кордон в нашем водном путешествии. Но не конец самого вояжа. Дальше мы вплыли в Тувинский край. Сопки пониже и не такие отвесные. Тайги совсем нет почти – плато, степи… Но и тут нас ждало несколько сюрпризов совершенно разнородных, даже полярных по содержанию.
Начну с весёлого, житейского. Плыли мы уже долго. Жили тесно. Сдружились крепко. Видимо, исходя из этих вводных наша вторая Олечка – та, что "поварёшка", – осмелилась в очередных массовых водных плесканиях купаться… топлес!
Ну-у-у!.. Это было шикар-р-рно! С грудью у сибирячки всё было в полном порядке. С фигуркой тоже вполне замечательно. И плавала Олечка, кстати, по-сибирски – как поплавок, фиг утопишь. Ныряла тоже отменно. Ногами вперёд, правда, но с чёрт-те какой высоты – запросто! Тут, смею доложить, мы с нею "нашли друг друга". Я тоже любитель понырять с высоты, прилично получается. Нравится мне лететь вниз башкой и щучкой входить в воду. У-у-ух-ххх!.. Сплошной адреналин! Вот мы и "накидались телами" вволю с Олей-сибирячкой тогда. С корабля на воду. Ну, а Олин топлес, это был отличный подарок изголодавшемуся по женской красоте одичавшему племени металлургов. Аллилуйя! Спасибо, родная. (Фото 42)
Сюрприз второй. Высадились на обширном пологом берегу с россыпью некогда скорее донных валунов. Сейчас они выпирают из сыпучей плотной почвы и жиденькой травы. (Фото 43 -а, б, в) Но что это за валуны? Почти на каждом из них… древние наскальные рисунки, процарапанные и даже выдолбленные чем-то твёрдым. Музей древнего изобразительного искусства под открытым небом! Вход бесплатный. Сюжеты картин, ясно дело, народные: человечки с копьями и луками, дичь в виде оленей и более крупных рогатых. Но попадались и обескураживающие учёных рисунки и орнаменты, очень смахивающие на небесные светила и прямо-таки звёздные системы к ним. Все камни пронумерованы ранее приезжавшими сюда краеведами. Игорь Калмыков говорил, штук 150 полотен насчитать можно. Я видел 70-е номера. Вот неугомонный художник был! Наваял целую картинную галерею. С тех пор экспозиция открыта круглосуточно. И вечно! Благодарные потомки в восторге! (Фото 44 -а, б)
Сюрприз третий. Егеря вразнобой и долго нам показывали, а мы ни в какую сначала не могли разглядеть. Но потом, как это иногда бывает, нам открылось враз и в полном объеме: во всю находящуюся по курсу корабля гору – отчётливое изображение… гигантского медведя! Описывать словами не стану. Лучше приложу свой снимок к рассказу. Сами увидите, как похоже на медведя. Калмыков говорил, что учёные расшибли лбы, доказывая одни – что это рукотворный труд местных кочевников для якобы отпугивания от своих земель потенциальных ворогов-захватчиков, другие – что это природное вымывание пород горы и изображение просто случайное. Мы биться лбами не стали. Восхитились, сфотографировали и проплыли дальше. (Фото 45)
5. Тува
Последнее мероприятие, приготовленное нам добросердечными егерями – посещение уникального источника воды. "Ажиг суг аржан" на местном наречии. "Источник горькой воды" на русском. Причалили мы на этот раз впервые не к скалам, а к пирсу. Оказалось тут даже паром рейсы делает всё лето. Высаживает паломников к уникальному ручью. Идти до источника надо было с берега по пустынному степному плато довольно долго. На каком-то этапе пути нас вдруг обогнал красный жигуль с парома, под завязку гружёный семейством тувинцев и их скарбом. Впечатление, что там их с десяток!
Это надо было видеть! Бедные тувинские самоудавленцы прилипли к стёклам авто своими и так не слишком "выдающимися" носами и разглядывали на ходу заезжих, наряженных не по ихнему туристов. Машина при этом шла в плавный, но затяжной подъём и была так загружена, что задрала капот и чуть не царапала багажником просёлок. И казалось, колёс у неё просто нету. Вместо них поднятая пыль и полное отсутствие дорожного просвета. Не жигуль, а корабль пустыни в тувинских горах!
Насмотревшись и привыкнув, что всё время посещаем дикие, практически безлюдные места, мы были удивлены окрестностями русла ручья. Широкая, плавная степь долины была занята палаточным городом паломников. (Фото 46 -а, б, в) Не знаю количество, но примерно десятки, если не за сотню палаток. Соответственно и жильцов – много! Примерно вполне себе людная деревня получилась, не меньше. Национальный колорит стойбища проявлялся не только внешним видом самих тувинцев, но и их жилищами. Народ, прознавший про целебные свойства источника был, видимо, разнообразным. Были и городские, были и сельские, были и редкие уже пастухи-кочевники. Скорее последние и удивили в очередной раз заезжих городских пижонов. Жили эти тувинцы… в юртах. Настоящих, не музейно-декоративных. Войлочных. Больших! Даже с деревянными дверями на входе. (Фото 47 -а, б)
Но удивительнее оказалось даже не это. А, как всегда, сами люди. Я говорил: там были все – и пожилые, и взрослые, и дети. В том числе городские современные парни. Старики тусовались у костерков на брёвнах, курили. Женщины суетились по хозяйству. Детишки гоцали вокруг стойбища. А парни… играли в волейбол! Через сетку! Отпад! Новый вид спорта – горный волейбол. Впервые видел.
Но, как не жаль, всю эту пастораль нарушили именно мы. Повторюсь: наши внешности были для тех людей, как бы сказать, разительными, что ли. Шорты, яркие майки, шапки-челентанки и бейсболки с навешенными на них значками экспедиции, навороченные кроссовки, кое-кто увешен съемочной фотоаппаратурой, что десантник на высадке.
В деревне встало всё! Причем встало строго по краям дороги, по которой мы шествовали. Хозяйки прекратили выбивать циновки и кошмы. Дети побросали свои игры и дружно кинулись нам поперёк дороги. Волейбольный мяч сиротливо покатился по склону. Только аксакалы с недвижным достоинством никуда не спешащих людей проследили за нами своим восточным прищуром глаз.
Видимо от смущения из-за чрезмерного внимания к простым работягам, мы ненароком избрали самую верную линию поведения. Начали в голос здороваться со всеми подряд. Персонально и оптом. К концу "строя" аборигенов отряд безвестных металлургов уже имел популярность звёзд эстрады и кино! Столько веселья, восторга и добра зашло нам откатом от простых людей – психотерапии хватит на годы вперёд. Стоит только вспомнить эти радушные улыбки и печень враз на порядок подлечена. Только вспомнишь это многоголосое "здра-а-авствуйте" и ты снова здоров, как теле-Малахов после своих притираний морковным настоем.
Источник. Русло-то у него впечатляющее. (Фото 48 -а, б) Мы с головой в него зашли. И ширина в метр-два тоже, что надо. Однако бурные потоки, талыми водами сотворившие сие, гуляли тут только по весне. Сейчас же русло по таёжным понятиям представляло собой пешеходный проспект. Плотное дно землистого глинистого "тротуара" обрамляли изъеденные ржавчиной (!) Стены "домов". Сам же родник представлял собой струйку воды, толщиной… с карандаш. Вода на вид чистая, прозрачная. Но пить нельзя. Только пробовать. Попробовали… Название ручья – в точку! Горько! Железо! Вот откуда ржавчина по берегам. Источник пробил себе путь в породах, насыщенных железом и приобрёл такую же минерализацию. Представьте себе бочку у себя на даче, вкопанную в качестве ёмкости для поливной воды. Теперь представьте, что она проржавела со временем, но на дне осталось немного воды. А теперь представьте, что вы эту воду попробовали… Бр-р-р… Скулы сводит! Только в нашем случае вкуса болота нет, только железистый.
Пить нельзя. Её и не пьют. Растираются. Курс оздоровления десять дней. Через год, не раньше (!) – Ещё 10 дней. Через три – снова притирка. В последний раз – через десять лет. Всё! Ты здоров, раз и навсегда! Во веки веков. От всех хвороб списком. Такой расклад, друзья. Тувинцы не болеют. Только растираются… всю жизнь в очереди. Стойбище, это и есть очередь к этой карандашной струйке воды. На всё лето! При нас весь день затаривалась водой только одна семья тувинцев. Назавтра будет заниматься заготовками следующая. На забор полезной воды величаво взирал еще один тувинец – сам голый (в плавках) и весь намазанный мокрой глиной с русла ручья. Между прочим, учитель в школе. Лечился… Такой народ тувинцы. Сильно чтут народную медицину и верят в неё независимо от налёта цивилизованности. (Фото 49)
Возвращался по руслу я с попутчиком. Молодой парень-тувинец, стильно-походно одетый, с навороченным рюкзаком, широко улыбаясь персонально мне, догнал широким шагом и пристроился идти рядом. Я чуть было не занервничал: кого он во мне увидел, что так лыбится во все зубы – родню, коллегу, собрата, жертву? Но он удивил меня как раз максимальной долей доброжелательности к незнакомому человеку, уже давно забытой в мегаполисах, как атавизм: "Здравствуйте. Скажите, а можно с Вами познакомиться? " И тот же коралл зубов во всё сияющее добротой и восхищением лицо. Блин, они точно нас тут не за тех принимают! Мы же не звёздные перцы – простые заводские черви, чуть не рабы галерные! Откуда в этом давно уже не кочевом народе столько векового пиетета к незнакомцу, встреченному в пути? Я думал, что такое только в легендах осталось. Ан нет!
Парень на радостях, что я поддержал знакомство с ним, одарил меня свежесобранными в горах липкими от смолы кедровыми шишками. Я был в ответном восторге! Запах детства… Мой батя не раз ездил на своём стареньком мотоцикле по нашему родному Алтаю (я родился и вырос в его предгорьях) и шишкарил там. Несколько мешков вкуснейших сладковатых маслянистых кедровых орехов на целые сезоны были мне усладой чревоугодия!
Подаренные парнем шишки я привёз домой в Украину. Мои домашние конечно не смогли правильно щелкать эти экзотические для них орехи. Но рады были диковинке по-полной. Спасибо тебе, безвестный друг-тувинец. Я помню твои оптимизм и доброту. Привет тебе с Украины! (Фото 50)
Обратный путь через стойбище ознаменовался ещё парой небольших, но примечательных событий. Наши парни возбудились набрать волейбольную команду и сразиться с тувинцами в "горный волейбол". То-о-олько навострился я влезть в участники чемпионата, как меня… перехватили сидящие на завалинке аксакалы! В итоге чемпионат я прогавил. Хотя и к лучшему. Не пришлось разделять позор поражения с коллегами – тувинцы уделали наших. А мне представилась возможность весомо изрекать: "Вот если бы я участвовал, мы непременно бы выиграли! " Победила, конечно, дружба. Было весело.
Но аксакалы!.. Вы уже догадались, чем они сумели сбить меня с намеченного к волейболу – моей любимой игре – пути? Да всё тем же их приёмчиком – вежливым обращением к путнику: "Здравствуйте. Скажите, а можно с Вами познакомиться? " Всё!.. Я, как зомби: ноги сами отвели меня к старцам, задница сама усадила на бревно-завалинку. (Фото 51) Прямо под растянутую верёвку с развешенными на ней копчёностями – мясом, рёбрышками, колбасами, ещё чем-то аппетитным до невозможности.
Мне тогда было 42 года. Я уже проникся жизненным вкусом от общения с мудрой старостью. Старики больше видели. Старики больше знают. Им есть что рассказать. Это почти всегда очень интересно. Они рассказывают о себе молодых, о своих друзьях, о давних временах. И в своих непритязательных рассказах творят неподдельную Историю. Ведь это же говорится не для потомков. И не по заданию. Это говорится одним человеком для другого. Конкретно. И без купюр. (Фото 52)
В общем, в волейбол я еще наиграюсь. А такие беседы давно уже ценю больше. Всё передать здесь не смогу, да и не стану. Беседа со стариками, как вода в горной речке – течёт с поворотами и перекатами, причудливо и непредсказуемо. Но вода в ней всегда чистая, светлая и полезная. Мы, горожане, давно растеряли и эту нужную способность – вести беседу с мудрецами. А жаль. Ни с чем не сравнить. Очень увлекательно!
6. Возвращаемся
Обратный путь по воде как-то мне не очень запомнился. Видимо нам уже всё показали и рассказали. И плыли мы наверно ускоренно, не за то же количество дней, что сюда. А может потому, что я весь обратный путь рубился в шахматы. Со всеми, кто желал. На вылет. Уделал я всех претендентов – ни одной проигранной партии. Украина рулит! О-оле-е, оле-оле-оле-е-е!.. (Фото 53)
Из внешних событий припоминаются разве что окрестные пожары в тайге, то там, то сям обнаруживающие себя белыми дымами. Один раз к нам на теплоход даже подсел замотанный пожарный в форме-боёвке. Плыл куда-то от пожара по служебным делам. От усталости ни с кем не разговаривал. Мы его и не цепляли – пусть отдохнёт мужик в тишине хоть полдня. (Фото 54)
Другое событие на обратном пути было взрывным. Буквально!.. В машинном чреве нашего крейсера "Гроза" что-то грозно полыхнуло, взорвалось и задымило всё моторное отделение беспросветной белой мглой. Наверное пожарный сглазил – где он, там всё горит и дымит. В общем, двигателю пришёл гембель. Выбило какую-то прокладку, замены которой нет. Второй теплоходик (с егерями) взял нас на буксир. Никто не пострадал. Всего лишь маленькое приключение. Без жертв. Просто, чтобы было сейчас о чём рассказать.
Последняя стоянка-ночёвка снова недалече от гигантской Саяно-Шушенской Гэс. Только не под ней, а над. Причалили к дебаркадеру. Электричество протянуто от генератора с речки, впадающей рядом в акваторию водохранилища. Где-то там, выше по её перекатному течению есть мини-Гэс. Дочурка большой Саяно-Шушенской мамы-Гэс, так сказать. Но на освещение дебаркадера, кухонные плиты, связь и даже на телевизор её напряжения хватало.
И снова баня! Последняя в этом походе. Вот и спросить: кто чище? Европа, цивилизация? Или Сибирь, тайга? Да я могу лично поклясться: находясь в глубочайшей тайге, куда людей-то не особо пускают (заповедник же!), За девять дней пребывания, я парился раз пять или шесть! Был чище любого горожанина в разы! Завидуйте, дети мегаполисов. И мойтесь чаще. Русская баня моет не только тело. Ещё она очищает душу! (Фото 55)
После бани вспомнили про припрятанную у Оли в каюте общественную водку. Пора отмечать окончание экспедиции! Как раз в завершение нашего вояжа на календаре образовалось еще несколько значимых событий, требующих быть отмеченными всей компанией. Подкрался день военно-морского флота России! С чем и поздравляли всех причастных к этому виду человеческой деятельности. Особенно, конечно – команды наших теплоходиков. А еще Сашу Краскова, самого старшего среди нас туриста-пешеходника, моряка и именинника. У него еще и день рожденья вроде случился на этот момент. (Фото 56) Короче, песен было перепето немалое количество! (Фото 57)
Осталось нам сдать людям на дебаркадере рыбный улов – несколько выловленных нашими умельцами щучек (куда нам рыбу? Уезжаем же), – переночевать в последний раз на родном теплоходике и поутру отправиться в цивилизацию. (Фото 58) Правда и на этом коротком пути наши заботливые егеря не преминули чем-то порадовать. Завернули нас на рыбную ферму. Впервые видел форель живьём и в количестве. Непередаваемо красиво! Чешуя у рыбин оказывается тёплого золотого цвета и отражает солнечный свет восхитительными лучами. (Фото 59) Прямо из воды, где косяк медленно крутился по кругу, шёл удивительно яркий оранжевый свет, видимый еще за несколько шагов на подходе к водоёму. Чудо!.. Чудо!..
Чудо, как вкусна форель в копчёном виде! Я довёз в качестве редкого гостинца полтора килограмма нежнейшей копчёности до своей Украины, где этот продукт был высочайше заценен моей семьёй и друзьями-пивоманами. Спасибо, Сибирь. Спасибо, край радушия и благодати!
Тепло распрощались с егерями из встречающей стороны. Теми, что из местных: с Калмыковым Игорем, Чумаковым Серёгой, Мишаней Белым, Мишаней Бондарем и нашей Олечкой поварихой. Хорошие люди. Грустно расставаться… (фото 60 -а, б, в)
С остальными, приезжими егерями, совместно ломанулись на железнодорожный вокзал. Ибо всем надо было на поезда по своим направлениям. И всем в один день. (Фото 61 –а, б, в, г) Кроме нас, самых дальних – питерца Дениса Кима и пары хохлов из Николаева. Нас назавтра ждал полёт на самолёте. Отошли на сотню метров от вокзала в квартал города Абакана, чтобы не отсвечивать подозрительной толпой в камуфляже на лобном месте и превратили этот прощальный день в праздник. Пили водку, пели песни, братались и толпой уводили поочерёдно на вокзал тех, кому подошло отъезжать. (Фото 62 -а, б) Олечку, наше сердечко, даже поднимали на руки к окну вагона, давая ей возможность попрощаться с кем-то приватно. По пьянке, правда, не вникли, что получилось с точностью до наоборот – наглядно и прилюдно! (Фото 63) Но на нас никто не обиделся. Мы же от души это делали, это было видно…
Расставаться ни с кем не хотелось. Но что делать? Всё когда-то кончается. И хорошее, и плохое. Не хочется мне заканчивать и этот свой рассказ, такой ностальгией пропитался снова к этой поездке, пока писал, просто жуть! Хоть рыдай! Да что делать – придется закругляться…
Добавлю лишь, что впоследствии я виделся у себя в Николаеве с некоторыми ребятами из этой экспедиции. Приезжали в командировку на наш завод Денис Ким из Питера (фото 64) и дважды или трижды Женя Гейн. (Фото 65 -а, б, в) Мы с Андрюхой Покрасом конечно были чрезвычайно рады и истово исполняли тут роль высокой встречающей стороны перед дорогими гостями. Показывали завод, водили по городу, в баню и, естественно, накрывали у меня дома "поляну". С салом… А как же! Мы ведь натуральные хохлы. Это вам не что-то: шаровары, оселедец, сало и горилка!.. Надо соответствовать имиджу!..
Спасибо за внимание. Всегда Ваш Хребтенко Константин. Украина, г. Николаев. (Фото 66)
Пысы: друзья-соратники по экспедиции, не обижайтесь, что не всех упомянул в рассказе. Это не пренебрежение. Просто так по тексту легло. Я же не писатель. А помню я вас всех и счастлив был разделить с Вами корочку хлеба. Приезжайте ко мне в гости. Адресами мы тогда обменялись. Буду очень рад снова Вас видеть.
  • Выбор фотографии
  • Все фотографии одной лентой
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
Поделиться ссылкой:
Комментировать   Мне нравится
Чтобы ставить отметку "Мне нравится" надо зарегистрироваться.
Для этого укажите ваш псевдоним и адрес email.
Псевдоним:
E-mail:
Пол:
Если вы уже зарегистрированы в сообществе,
введите ваши данные здесь

Показать все комментарии (2)

Hunter 4x4
Да описал так описал. Я как будто с вами был! Водку пил, мед ел, по усам текло, а в рот не попадало! Фото повара в воде
в студию! )))))
09.04.13 16:54
Константин Хребтенко
Спасибо, я старался сделать рассказ доходчивым и поближе к юмору, дабы не утомлять народ заунывностями. Фото ныряющей поварихи... не увидеть никому. Ибо я (фотограф) в то же самое время также не вылазил из воды. А фотокамера у меня не влагостойкая...
16.04.13 22:31
Чтобы оставлять комментарии надо зарегистрироваться.
Для этого укажите ваш псевдоним и адрес email.
Псевдоним:
E-mail:
Пол:
Если вы уже зарегистрированы в сообществе,
введите ваши данные здесь